ФЕДОР ЕГОРОВИЧ ЕНАКИЕВ

Родился Федор Егорович Енакиев     11 января 1852 года в семье дворянина Херсонской губернии - начальника Динаурского участка жандармско-полицейского управления Петербургско-Варшавской железной дороги и дочери коллежского асессора - Косовской Михалины Антоновны. Федор был старшим сыном в семье. Окончив гимназию, он поступил в столичный институт. В 1876 году Федор Егорович окончил институт инженеров путей сообщения в звании гражданского инженера и поступил на службу на Николаевскую железную дорогу, потом перешел в Главное общество Российских железных дорог. На государственной службе прошел путь по карьерной лестнице от коллежского секретаря до статского советника. В 1886 году Енакиев вошел в состав Правления общества Балтийской железной дороги и оставался директором до 1893 года. В 1885 году в петербургской церкви святого Александра Невского он венчался с дочерью тайного советника Анной Федоровной Винберг. Брат жены Карл Федорович Винберг был председателем  Петербургского   биржевого комитета. В семье Енакиевых родилось 5 детей: 3 сына и 2 дочери.

Интересы Федора Егоровича не ограничивались только железной дорогой. Заинтересовавшись вопросами хранения зерна, он стал членом Петербургского элеваторного акционерного Общества, одновременно продолжая работать в области железнодорожного бизнеса. Используя полученный опыт и связи, он приступает к организации одного из самых крупных предприятий, в которых до этого участвовал - Русско-Бельгийского металлургического Общества. Вникая в вопросы организации металлургического производства в Донецком бассейне, Федор Егорович ищет компаньонов. Он находит поддержку у инженера Б.А. Яловецкого и бельгийцев Октава Неф-Орбана и Оскара Бие. Разработав устав нового общества, Енакиев 28 ноября 1894 года отдает его на рассмотрение в Министерство финансов. Весной 1895 года устав общества уже на утверждении в Кабинете министров.

Один из руководителей Съезда горнопромышленников юга России  - горный инженер А.И. Фенин позже писал: «В то время только образовалось Русско-бельгийское металлургическое общество, купившее небольшой участок угольной земли в Екатеринославской губернии. Председателем смешанного правления общества, состоящего из русских и бельгийцев, был инженер путей сообщения A.A. Бунге, крупный подрядный строитель железных дорог; производство самих работ на месте было поручено члену правления тоже инженеру путей сообщения, небезызвестному тогда в Петербурге Федору Егоровичу Енакиеву. Члены правления Русско-бельгийского общества были людьми круга мне неизвестного - это были промышленные и финансовые «дельцы» крупного калибра, люди старшего поколения, возраста около 50-60 лет, поколения, идущего главным образом, от железнодорожных деятелей 70-х годов, эпохи первого русского большого железнодорожного строительства и ... такого же грюндерства; во всяком случае, это были люди большой предприимчивости и широкого делового, главным образом, финансового масштаба».

К началу работ по строительству предприятия основной капитал общества составил 8 млн. рублей. 25 января 1897 г.  произвели выпуск          8 тысяч акций номиналом 250   рублей - на 2 млн. рублей; 23 марта 1900 г. выпустили 20 тысячи акций номиналом 250 рублей - на 5 млн. рублей;          2 августа 1911 г. 20 тысяч акций номиналом 250 рублей - на 5 млн. рублей. Правление общества обосновалось в центре Петербурга в доме № 3 Исаакиевской площади.

Один из членов правления нового общества - председатель правления Русского для внешней торговли банка Николай Николаевич Сущев ничего не понимал в угольных разработках, но не боялся в этом признаться. Более того, он попросил рассказать ему за несколько раз технологию закладки шахт и добычи угля горного инженера Фенина, который впоследствии писал о нем: «Сущев был во всех отношениях оригинальной и импозантной фигурой, начиная с внешности: старик с белым горбоносым лицом, с огненно-рыжей бородой и с огромным животом гурмана; при грузной фигуре и коротких ногах, он был так толст, что еле двигался. Внешне он был почти безобразен - не скрашивали его лица даже очень умные, внимательные, но холодные глаза. Умен и сообразителен он был на редкость и оказался превосходным учеником даже в неведомом ему горном деле. Мне приходилось иногда присутствовать на заседаниях правления - он поражал, почти подавлял деловитостью своей мысли, всегда дающей окончательную нужную формулу, раньше, без него, вовсе ныне неуловимую. В правлении он был признанным оракулом. Когда ему надоедал на моих уроках «уголь», он, если был свободен и в духе, оживлялся расспросами, прощупывая меня, казалось, насквозь своими пристальными глазами, или рассказывал что-нибудь сам».

Кроме Ф. Енакиева, Н. Сугцова и А. Бунге (председатель), в состав правления вошли Н. Сусцов, Б. Яловецкий О. Бие, Е. Депре, О. Неф-Орбан. Последние три были бельгийскими подданными.

Именно Енакиев выбирает место для строительства завода - селение Софиевку вблизи речки Садки. Почему именно здесь? Енакиев отвечает: «Потому что здесь когда-то уже был завод, называвшийся Петровским, имеются рабочие кадры, удобное положение с точки зрения сбыта». Кроме металлургического завода в структуру предприятия должны войти и угольные шахты. В трех километрах от старого завода в 1895 году на бывших землях князя Сергея Александровича Долгорукова началось крупномасштабное строительство.                                   

Федор Егорович рассчитал все правильно. Постоянные поселения появились на территории будущего города Енакиево в конце XVIII века, когда российское правительство начало активное заселение Донецкого кряжа. В 1783 году были основаны Раздольское (ныне Раздоловка) и Софиевка (ныне Карло-Марксово). В 1858 гору недалеко от этих населенных пунктов, на речке Садки, притоке Булавина, началось строительство казенного Опытного чугуноплавильного завода, названного в честь Петра I  Петровским. Автором проект и руководителем строительства был назначен горный инженер Мевиус. Сам он позже писал: «Это важное, по ожидавшимся от него последствиям, дело было поручено мне, о чем первое распоряжение последовало 14 декабря 1855 года. Сверх обыкновенных условий избрания местности под постройку завода (каковы близость руд, угля и флюсов, необходимый запас воды и т.п.) строителю вменено было в обязанность: а) основать завод в возможной близости к не существовавшей еще тогда и едва только намеченной Азовской железной дороге, б) не входить ни в какие соглашения с помещиками по поводу отчуждения их земель под устройство завода, в) основать завод исключительно только на свободных землях государственных крестьян. Руководствуясь этими указаниями, пункт для постройки завода, названного Петровским, был избран в Бахмутском уезде, на дачах казенного села Корсунь и отведено для этого 100 десятин, откуда ближайшая станция Азовской дороги удалена на 10 верст, а станция Петровская Донецкой дороги - на 2 версты. Местность эта имела обильные ключи весьма чистой воды, удалена была на 5 верст от угольных копей помещицы Раевской, где и заложили добычу угля, а что касается руд, то приискано было в окрестностях завода девять месторождений бурых железняков, отстоявших от него в 5-18 верст, независимо от месторождений Амвросиевки и Стилы в 45 и 65 верстах. Известняки же, строевой камень и кирпичная глина приисканы были на месте». Из Силезии были выписаны шесть доменщиков и машинистов. Мевиус предложил использовать отходящие коксовые газы для обогрева котлов, улавливать доменный газ и нагревать им воздухонагреватели. Мевиуса вскоре заменили и назначили на Урал, а проблемы завода начались позже. Использование в строительстве исключительно местных материалов, привело к неисправимой поломке домны. По приказу Директора горного департамента Решата поставили новую доменную печь, но непроверенной, непригодной для эксплуатации конструкции. Завод толком не работал и в 1866 году его закрыли, часть имущества отправили на Лисичанский и Луганский заводы. Земельный участок и оставшиеся постройки продали князю С.А. Долгорукову. Когда в 1897 году Русско-Бельгийское Общество пускало новый завод - ему дали имя Петровский, за первенцем же оставили название Старопетровский.

Руководить работами по угольным разработкам и организовать Веровский рудник назначили уже упоминавшегося Фенина: «Помню одновременное начало работ весной 1895 года постройки завода и начала разведки угольного месторождения; огромный штат служащих постройки завода, больше инженеры-путейцы, главным образом поляки; жить почти негде; я один, жена осталась в Петербурге; живем втроем в одной комнате в доме-бараке, наскоро выстроенном между рудником и заводом. За обедом 30-40 душ во главе с подолгу живущим на работах Енакиевым. Общий тон и отношений и самой работы уже не старый рудничный - чувствуется и напряжение работы и большой ее размах. На месте завода идут пока одни земляные работы и планировка места под завод - Енакиев, любящий позу и жест, показывает с высоты соседнего холма посетителям и своим бельгийцам, занятым пока только над чертежами, муравейник сотен грабарских конных колымажек и белых копошащихся фигур грабарей - зрелище, пожалуй, импозантное и для бельгийцев, несомненно, новое».

Поселок при заводе получил название в 1898 году - в годовщину пуска завода. Тогда по ходатайству Бахмутского уездного земского собрание Екатеринославское губернское земское собрание постановило поселок при заводе Русско-бельгийского металлургического общества назвать в честь Федора Егоровича Енакиева.

Через 20 лет сам Енакиев писал: «Заслуги мои как общественного деятеля юга России запечатлены постановлениями Бахмутского уездного и Екатеринославского губернского земского собрания 1898 года, почтивших меня отличием, редко выпадающего на долю гражданина, связав мое имя с названием той местности, где я трудился над созданием металлургических заводов и угольных копей, столь значительных по своей производительности, что в безводную степь ныне привлечены, нашедшие там средства к существованию, население в 40 тысяч душ».

Сохранился рапорт инженера-механика Лесникова с описанием завода. Рапорт составлен в августе 1898 года. Производство кокса на заводе начато в октябре 1897 года, две доменные печи зажжены в ноябре, а в январе 1898 года начата прокатка рельсов. Первые рельсы сданы заказчику уже в марте. Коксовое производство включало углепромывочное и угледробильное отделения с производительностью до 1500 т., две коксовые батареи по 60 печей. В качестве вспомогательного оборудования было смонтировано 12 паровых котлов и два механических паровых выталкивателя. Доменное производство включало две печи по 175 т. каждая, 8 воздухонагревателей, 3 воздуходувки и калашниковый паровой подъемник. Сталеплавильное производство было представлено двумя конверторами по 10 т. каждый, на которых выплавлялось до 60 плавок ежесуточно. Разливка осуществлялась в разливочные ковши на отдельных гидравлических колоннах. Обслуживали конверторы 4 гидравлических пятитонных крана для вынимания слитков из изложниц и один 10-ти тонный гидрокран для ремонта ковшей. Позже была построена 20-ти тонная мартеновская печь. Рельсовое производство включало две нагревательные печи с производительностью 12 т./час, с гидравлическим устройством загрузки и выгрузки. Прокатная группа была представлена клетью для обжима слитков с валками диаметром 1000 мм, которую приводил в движение 1600 сильный двигатель. Прокатка рельсов осуществлялась в трех клетях.

В путеводителе по Екатерининской железной дороге за 1912 год так писалось о енакиевском районе: «Пройдя речку Садки и поднимаясь дальше к северо-востоку, линия оставляет по правую сторону пути дер. Раздоловку Веровской волости, расположенную на правом берегу речки Булавина, с населением около 300 дворов и на расстоянии 6 верст от станции Садки приходит к станции Енакиево (раньше разъезд Петровские заводы; расположена на высоте 91,39 саженей, с грузооборотом до 64 млн. пудов в год, из которых около 38 млн. пудов станция выгружает, около 26 млн. пудов нагружает; главным отправителем грузов с этой станции, а равно и главным получателем их является Русско-Бельгийское Общество, которое имеет около станции большой металлургический завод, а невдалеке от станции, в районе упомянутых выше селений Софьевки и Веровки, два огромных каменноугольных рудника Софьевский и Веровский. Около станции образовался целый ряд значительных поселков, образующих в совокупности бойкий промышленный городок с населением не менее 15 тысяч: поселок при станции Енакиево с 30 торговыми заведениями и общим оборотом в 20 тысяч рублей; поселок Александро-Полонский с 4 магазинами Общества Потребителей служащих Русско-Бельгийского Общества, 1 аптекой, 1 типографией и 140 торговыми заведениями, с оборотом около       1 млн. рублей в год; поселок наследников Митина с 9 торговыми заведениями; поселок Петровские заводы с 5 торговыми заведениями. Так как станция Енакиево развивается из разъезда Петровские заводы по ходатайству Русско-Бельгийского Общества, то последнее взяло на себя устроить для станций необходимое самоснабжение; Общество обязалось договором подавать на станцию по 54 кв. саж. воды в сутки; вода подается посредством 5-дюймовой трубы, проложенной на расстоянии 1002 саж. к громадному, емкостью      200 000 кв. саж. пруду, принадлежащему означенному Обществу и пополняемому водою из речки Булавина весной с помощью шлюзов».

Поселок Енакиево разрастается: если в 1899 г. на заводе работало 2,7 тысяч человек, они же были жителями поселка, то к 1916 г. в поселке проживало уже 16 тысяч человек. Наладив должным образом быт, жители поселка не забыли и о духовной пище.

В журнале «Театр и искусство» был раздел «Провинциальная летопись», куда приходили письма о гастролях театральных трупп со всех уголков Российской империи. Вот что писал в 1905-1906 гг. корреспондент из Енакиево в небольшой заметке, запечатлевший всю культурную жизнь поселка: «Кроме театральной залы при заводском училище, на поселке есть еще театр Филиппинского, но этот «храм искусства» в запустении. Посмотрим, что дадут нам предстоящие праздники. Милости просим кого угодно, только не г. Шильдкрета. Впрочем, зачем мы называем его Шильдкретом, когда он подписывает афиши теперь всегда «администратор Астров».

Г. Шильдкрету, очевидно, понравился наш темный уголок, так как, не смотря на то, что за ним, в бытность его здесь летом, остались кое-какие грешки, вроде постановки «Мещан» Горького без разрешения автора, полиции и даже без афиш, он 25 ноября вновь появился. Любительский кружок продолжает ставить хронически неудающиеся спектакли.

Сезон неожиданно открыла у нас итальянская опера братьев Ж. и П. Гонсалец. Публика вначале скептически отнеслась к этому сюрпризу, но скоро убедилась, что это самые настоящие итальянцы из Италии. Труппа всего шесть месяцев, как прибыла из Италии. В труппе 15 человек, и никто ни слова не понимает по-русски. Благодаря недавно назначенному Уполномоченному Т.О., удалось исходатайствовать разрешения                  г. исправника, живущего за 45 верст, в г. Бахмуте, по телефону, и на другой день дано было «Риголетто», затем «Фауст», «Сельская честь», «Паяцы». Гонсалец взяли за четыре спектакля до 550 рублей валового сбора. Аренда театра, в первый вечер с электрическим освещением и прислугой 25 руб., остальные по 15 руб.». А вот заметка этого же автора из другого номера: «Енакиево представляет собою громадный поселок при Петровских заводах и не уступит, пожалуй, скоро любому уездному городу. Театральных зал целых три. Обидно одно обстоятельство, что артистам надо ездить за разрешением полиции за 45 верст, в г. Бахмут. Теряешь полтора дня, а стоит иногда это до 70 руб.».

Человек, столько сделавший для того, чтобы город жил, постепенно отходил от своего детища и занимался другим бизнесом. В 1898 году при содействии русского правительства A.M. Горяинову и Ф.Е. Енакиеву персидским правительством была предоставлена концессия на изыскание и эксплуатацию рудников в Азербайджанской провинции. Было образовано Товарищество на паях инженеры A.M. Горяинов и Ф.Е. Енакиев. В 1903 году товарищество стало именоваться Русско-персидское горно­промышленное товарищество, а в 1906 году - Русско-персидское горнопромышленное общество для эксплуатации медных и серебросвинцовых рудников в Персии. В 1907 году капитал общества составлял 1 млн. 130 тыс. рублей. За заслуги перед Персией Енакиев был награжден орденом Льва и Солнца 2-й степени.

Но снова и снова в своих коммерческих начинаниях Енакиев возвращался к Донбассу. Федор Егорович принял деятельное участие в проектировании участка железной дороги Штеровка - Мариуполь, что дало возможность выхода Луганских углей к морским портам.

Русско-Бельгийское металлургическое общество также дало жизнь еще одному заводу – Докучаевскому флюсодоломитному комбинату, производящему добычу и переработку известняка и доломита. Завод был основан в 1912 г., когда Русско-Бельгийское металлургическое общество приступило к разработкам Еленовского месторождения для нужд Петровского металлургического завода.

Умер Енакиев в ночь на 29 января 1915 года в санатории под Москвой. По его завещанию похоронили покойного в Енакиево. Могила располагалась на территории Свято-Николаевской церкви: кованая стальная ограда, надгробие из бетона, памятник, тумба и могильная плита из чугуна. На могильном кресте надпись: «Инженеру Енакиеву - основателю города». Церковь в 1920-е разрушили. На ее месте построили аглофабрику. Место захоронения основателя города известно только приблизительно.

Когда Федор Егорович умер,  журнал «Горнозаводское дело» опубликовал некролог: «Это была одна из тех фигур, которая привлекала к себе всеобщее внимание, о котором думали, говорили и писали, как о таком, коих у нас мало. Богато одаренная личность, живая и талантливая натура, не знавшая отдыха и покоя, он всегда носился с проектами широкого размаха, изобретал свои и осуществлял чужие».

Кажется, только смерть могла остановить тот поток энергии, силы и воли, который излучал этот человек. После Октябрьской революция, бельгийцы и немцы, руководившие Русско-Бельгийским металлургическим обществом, бежали из России. Завод был национализирован, работал на «оборонку» Советского Союза в период Великой Отечественной войны, был реконструирован после войны со строительством новых цехов и агрегатов. Около 10 технологических новшеств в металлургической отрасли были разработаны и внедрены именно здесь, на Енакиевском металлургическом заводе. На сегодняшний день завод управляется компанией                        ЗАО «Внешторгсервис».

В 1925 г. поселок Рыково (Енакиево) получил статус города, в 1944 г. ему было возвращено его исторически справедливое название — Енакиево.